GreekEnglish (United Kingdom)GermanSpanishItalianRussianRomanianSerbianFrench

Захват Иерусалима крестоносцами (1099 г.)

Провозглашение 1-го Крестового похода Папой Урбаном II с целью освобождения СвятыхМест было преподнесено как проявление «Божией Воли» (лат. Deus vult). Принимавшие участие в Крестовом походе обеспечивали себе отсрочку долгов, защиту имущества и даже отпущение грехов, и все это встретило немедленный отклик в народных массах. Одни участвовали в походе из религиозного рвения и любви к Богу, другие – с целью списания долгов, третьи – из страсти к авантюрам, а четвертые искали обогащения и добычи.

В мае 1097 г. войска крестоносцев сосредоточились в Константинополе и оттуда при содействии Византийского Императора Алексея I Комнина перебрались на противоположное побережье Малой Азии.
Через три месяца они достигли побережья Сирии, а затем, в течение девяти месяцев, осаждали великолепную Антиохию. 3 июня 1098 г. город был сдан крестоносцам, после чего последовало беспощадное избиение мусульманских жителей.


alt
Резня в Антиохии. Гравюра работы Поля Жонара 
по эскизу Гюстава Доре (Париж, 1877 г.).


 

 

Следующим пунктом их назначения был Иерусалим, чье завоевание и являлось главной целью похода. 7 июня 1099 г. 12 000 пеших и 1500 всадников подошли к стенам священного города. После 40-дневной осады крестоносцы завоевали город 15 июля 1099 г., и повторилась та же картина: жестокое массовое избиение мусульманских жителей, а также немногочисленных евреев, заживо сожженных в синагоге. В атмосфере бешенства и безумия те, кто якобы служили Богу Любви, убивали даже малолетних детей.


altДамасские врата Иерусалима. Часть крепостной стены слева от входа является единственным уязвимым местом в прекрасно укрепленном городе из-за прилегающего склона. Через это место крестоносцам удалось войти в город.


 

Страшная резня описана разными летописцами, ставшими очевидцами событий. Один из них, Фульхерий, рассказывает:

«Около десяти тысяч человек были обезглавлены в Храме. Если бы вы были там, ваши ноги по щиколотку окрасились бы кровью жертв. В живых не осталось никого. Не жалели ни женщин, ни детей».1

Подобным образом описывает происходящее Вильгельм Тирский:

«Не только зрелище обезглавленных тел и отрубленных членов, разбросанных повсюду, вызывало ужас у лицезревших их. Еще ужаснее был вид самих победителей: в крови с головы до ног – жуткое зрелище для тех, кто встречал их на своем пути».2


alt_alt
Слева: вторжение крестоносцев в Иерусалим. На переднем плане новый король города Готфрид Бульонский. Справа: вступление крестоносцев в Храм Воскресения, шагающих среди тел зарезанных ими мусульман. Гравюры. Авторы Альбер Домс и Поль Жонар по эскизам Гюстава Доре (Париж, 1877 г.).

 


Те же события описывает летописец и священник Раймонд д’Ажиль:

«Количество пролитой в тот день крови невероятно… Но все это было ничтожно по сравнению с тем, что произошло в Храме Соломона. Что там произошло? Если я расскажу правду, она превзойдет границы вашей веры. Достаточно упомянуть только то, что в Храме Соломона и во дворе его кровь доходила до колен ехавшим верхом и до конской узды. Действительно, Бог справедливо и великолепно рассудил так, что это место заполнилось кровью неверных».3


Французский священник бесчеловечно описывает картину безжа лостной резни. Он считает, что вспарывание животов беспомощных людей и малых детей, единственная вина которых в том, что они жили в этом городе, было великолепным и справедливым судом Божиим. Кажется немыслимым, что это признание было сделано священником. Эти слова уже сами по себе являются свидетельством больной идеологии, преобладавшей в рядах крестоносцев. Они отражают также идеологию папской церкви того периода, согласно которой душа мусул ьманина или другого неверного заранее считалась осужденной или погибшей – следовательно, жизнь его так или иначе не представляла особой ценности. Эта идеология и эти жестокости заставили британского историка сэра Стивена Рансимена назвать крестовые походы «оскор блением (ύβρις) Святого Духа».4

Мы делаем особый акцент на отвратител ьных преступлениях, имевших место после падения Иерусалима, а также варварствах 1-го Крестового похода, ибо, как мы впоследствии убедимся, эти непотребные деяния, продолжавшиеся и в последующие годы, оказали непосредственное влияние на чудо Святого Света.
 

alt

Резня мусульман в мечети Кесарии 17 мая 1101 г. Гравюра Поля Жонара по эскизу Гюстава Доре (Париж, 1877 г.). Захватив порт Кесарии, крестоносцы получили от короля Балдуина I разрешение действовать как им угодно. В поисках спасения тысячи палестинских жителей города попытались укрыться в большой мечети, где и были беспощадно убиты.



Разумеется, православные христиане не имели никакого отношения к этим зверствам. Наоборот, неоднократно они сами становились их жер т - вами, как, например, 13 апреля 1204 года, в день захвата Констан тино - поля франками. В течение последующих трех дней крестоносцы убивали православных жителей города и грабили его бесценные сокровища, в том числе древние статуи, церковные реликвии. Это была резня, подобной которой человечество еще не знало.

После захвата Иерусалима в июле 1099 г. правитель города Готфрид IV Бульонский отказался короноваться в городе, где Иисус Христос был коронован терновым венцом. Он ограничился скромным титулом «Защитника Гроба Господня».

Греческий Патриарх Симеон, изгнанный мусульманами на Кипр, возвра тился в Иерусалим, однако латиняне запретили ему совершать бого - служение в Храме Воскресения и вынудили его вновь покинуть город.

1 августа 1099 г. Арнульф де Шок стал первым латинским пат ри архом Иерусалимским. Раймонд д’Ажиль указывает, что его рукоположение было антиканоническим, так как он стал патриархом, не будучи даже диаконом, и, кроме того, нового патриарха обвиняли в развратном образе жизни, из-за чего про него слагали пошлые куплеты.5

В декабре 1099 г. Арнульфа сменил Даймберт, архиепископ Пизан - ский, прибывший в Святые Места летом 1099 г. во главе флота из 120 судов. Королю Готфриду было необходимо обрести контроль над этим флотом, и Даймберт получил широкие полномочия.

В Великую Субботу 1100 г. Даймберт стал первым латинским патриархом Иерусалимским, возглавившим священнодействие Святого Света. Несмотря на то, что священнодействие совершалось согласно установленному порядку, Святой Свет впервые не сошел. Церемония была растянута на несколько часов, молитвы повторялись, оставаясь, однако, без ответа. Латинские священники поняли, что их действия были неугод - ны Богу, и призвали крестоносцев покаяться в своих грехах, и в первую очередь в массовых убийствах, учиненных при захвате Иерусалима.

По завершении этого длительного разбирательства, как сообщает французский историк Гибер, уже с наступлением ночи Святой Свет сошел. Впрочем, на следующий год в Великую Субботу 20 апреля 1101 г., впервые в истории города, Святой Свет не появился вовсе! Второй год подряд латиняне убеждались в том, что Бог – не на их стороне, и жителей города охватил страх.

На следующее утро, в Пасхальное Воскресение, молитвы продолжились, однако Святой Свет все не появлялся. Латиняне решили удалиться из Храма, тогда как греческие священники вместе с православными сирийцами воспользовались этой возможностью и заново совершили священнодействие без латинского духовенства. И тогда случилось неожи - данное.

Впрочем, пусть лучше летописи опишут эти непредвиденные события. Чрезвычайно редко происходит так, что событие, случившееся во время религиозного священнодействия девять веков назад, записали сразу восемь летописцев. Среди них – три французских летописца: Фульхерий, Бартольф и Гибер, немец Эккегард, англичанин Вильгельм, итальянец Кафаро, армянин Матфей Эдесский и неизвестный француз (автор Кодекса L). Итак, перенесемся в прошлое, чтобы узнать о случившемся из повествований этих восьми мужей.



Примечания:

1. «Nearly ten thousand were beheaded in this Temple. If you had been there your feet would have been stained to the ankles in the blood of the slain. None of them were left alive. They did not spare the women and children» (Fulcher of Chartres. A History of the Expedition to Jerusalem 1095–1127, ed. H. Fink, т. 1, xxvii, Tennessee, 1969, pр. 121–122).

2. «It was not alone the spectacle of the headless bodies and mutilated limbs strewn in all directions that roused horror in all who looked upon them. Still more dreadful it was to gaze upon the victors themselves, dripping with blood from head to foot, an ominous sight which brought terror to all who met them» (Willian of Tyre. A History of Deeds Done Beyond the Sea, trans. Babcock E.A. and Krey A.C., New York, 1943).

3. «The amount of blood that they shed on that day is incredible... But these were small matters compared to what happened at the Temple of Solomon. What happened there? If I tell the truth, it will exceed your powers of belief. So let it suffice to say this much, at least, that in the Temple and porch of Solomon, men rode in blood up to their knees and bridle reins. Indeed, it was a just and splendid judgment of God that this place should be filled with the blood of the unbelievers... The city was filled with corpses and blood» (Raymond de Agiles. Historia Francorum qui ceperunt Iherusalem [История франков, завоевавших Иерусалим], trans. in: Krey A.C. The First Crusade: The Accounts of Eyewitnesses and Participants, Prinston, 1921, pр. 260–261).

4. «High ideas were besmirched by cruelty and greed, enterprise and endurance by a blind and narrow self righteousness; and the Holy War itself was nothing more than a long act of intolerance in the name of God, which is a sin against the Holy Ghost» (Runciman S. The History of the Crusades, t. 3, р. 480).

5. «At this time, Arnulf, chaplain of the Count of Normandy, was chosen Patriarch by some, the good (clergy) opposing it not only because he was not a sub deacon, but especially because he was of priestly birth and was accused of incontinence on our expedition, so much so that they shamelessly composed vulgar songs about him», то есть: «В то время капеллан графа нормандского Арнульф был избран какими-то людьми патриархом, однако хорошие [клирики] воспротивились этому не только потому, что он не был даже иподиаконом, но в основном потому, что он был сыном священника и обвинялся в невоздержности во время нашего похода, так что бесстыдно слагали про него полшлые куплеты» (Raymond de Agiles. Op. cit., р. 264).

 
войдите





Посетителям
Сейчас 30 гостей онлайн
Книга преподобного Феодора Zissis
Τρόποι πληρωμής
Μπορείτε να επιλέξετε έναν από τους 4 τρόπους πληρωμής:
  1. Με αντικαταβολή
  2. Με κατάθεση σε τραπεζικό λογαριασμό
  3. Με Paypal
  4. Με Πιστωτική κάρτα μέσω Paypal (δεν χρειάζεται να έχετε λογαριασμό στο Paypal)